November 2nd, 2016

Симметричный ответ


Любое публичное выступление можно назвать пропагандой, как любое общение может иметь элемент манипулирования. Разве необходимость убедить кого-то в правильности своей позиции может быть осуществлена без технологии манипулирования?
..А вот способы этого “злосчастного” манипулирования бывают разными - часто весьма прямолинейными, примитивными, основанными на постулатах одношаговой психологии, когда весь расчет строится на однонаправленном воздействии, скажем, на чувство вины человека, на совестливость, на страх, на все то, о чем так легко говорят люди, способные фальцетом обозначать пафос, а позой и манерами “выдавать” в себе человека, познавшего все виды на жизнь. Одним словом, если говорить в манипуляциях одного человека другим, прежде стоило бы задаться вопросами - кого это больше всего беспокоит, отчего человек задается этим вопросом в вашем присутствии, обращаясь к вам, и почему вы не заметили, что человек вообще решил принять ваше общение как способ воздействия на него?
-Почему ты так хочешь, чтобы я поехала сегодня к твоей маме, вместе с тобой?
-Потому что так надо, потому что ты моя жена и еще потому, что ты человек порядочный - помнишь, как много мама нам сделала..
-Ты сейчас мною манипулируешь, ты знаешь это?
-Я сейчас прошу тебя просто не доводить все до скандала и сегодня потратить несколько часов на мою маму…
-Но ты не считаешься с моим мнение, с моими желаниями, с моим временем. У меня, как и у твоей мамы, могут быть свои счета , которые я легко предъявлю и тебе, и ей…
-Какие это?
-Как, какие?! У вас с мамой должно быть чувство благодарности хотя бы за то, что я родила детей, я независима финансово и вообще, ты должен понимать, что в ее старости я буду нянчиться с ней…
-Тебе не придется…
-Ага, как не пришлось возить ее в больницу на процедуры, когда ты был за границей, а у нее начались приступы...
. ..Дело не в перечне и количестве аргументов, которыми можно жонглировать, дело в так называемом “симметричном ответе” , к которому чаще всего прибегают супруги, прожив вместе достаточно времени, чтобы освоить способы манипуляции, которыми “оснащен” партнер по жизни...
А интереснее всего задаться вопросом, отчего вдруг ваш визави уперся рогом? Здесь не интересны рассуждения, в которых можно ограничиться предположениями, типа, просто женщина не хотела идти из-за каких-то своих планов, из своих каких-то приниципов, из-за обиды… Здесь не важна причина, которую можно выставить в качестве аргумента, если будет затеян спор. Важно понять, важно знать, как надо общаться с человеком, чтобы не то, что о манипулировании он не заговорил, не то, чтобы не воспользовался симметричным ответом, а чтобы принял поход к матери как неотъемлемую часть чего-то более существенного, намеченного на сегодняшний день..

Клейменный изгой

Некоторым во всем свойственно достигать совершенства и даже величия, будь то познание нового или оттачивание мастерства, к примеру, в какой-то области - в борьбе с весом или в битве с соперником - объектом зависти. Поэтому, даже когда кажется, что мастерство в способах управления человеком - все той же манипуляции - должно быть совершенным и абсолютным, хотелось бы от всего сердца пожелать не ставить себя в положение “ полуночного ковбоя ” , которому пришлось поверить своему другу-калеке, как если бы тот был его субличностью - бывает и такое, что не остается выбора, кроме одного единственного - поверить в себя, даже если во все времена эта вера приводила к неудачам. Вот и приходится видеть в качестве предмета для одоления - близкого человеке, который должен быть лишен своего творческого начала, пусть даже оно проявляется в виде оригинальных неожиданностей и несуразностей, как, например, неверно понятая просьба, неудовлетворительный ответ, право на собственное мнение...
Один товарищ сказал своей жене, что она “ давно прочитанная книга ” ( это просто расхожая фраза ) . Потом добавил, что современные его подруги -девушки, которые годятся ему в дочери, на которых он постоянно орет на работе- прочитанные брошюры.. Он пытался посетовать на судьбу, которая, дескать, сложилась печально из-за его высокого ума, и получил в ответ вопрос, который и передавал мне, да нет просто как транслятор, но как Гамлет -с вопрошанием и упреком:
- Жена сказала мне, что если бы я не воображал, будто манипулирую всеми, не донимал всех подчиненных на работе, меня бы не считали самодуром и идиотом. Да-да, это ее выражение - " идиотом "! Но почему идиотом, если я любого человека вижу насквозь и могу сделать так, что он станет выполнять любые мои указания... ( Он имел ввиду любого своего подчиненного. )
Я успокоил его, сказал, что жена ошиблась оттого, что отнеслась к нему как все. Действительно, стал бы он применять свои возможности властителя и манипулятора в отношении своих подчиненных, если бы у него был выбор ? Выбор между необходимостью повелевать и чувством собственного достоинства, между правом на собственную волю и страхом оказаться снова в дураках и стать уже клейменным изгоем ? Не мог. Значит, быть всегда манипулятором -это необходимая форма самосохранения, форма защиты себя... от мнения всех остальных...

Подстраиваться или доминировать?



Есть ли свобода выбора своей манеры поведения… в отношениях с людьми? И как быть, если вдруг почудилось, что кругом враги? Подстраиваться или доминировать?
В чем заключается свобода этого выбора, когда чаще особого выбора-то и нет – подстройка происходит на основе очень сложных процессов, выработанных по большей части в прошлом, осознаваемых в момент знакомства и осознаваемых некоторое время потом. Затем, скоро очень, вырабатывается манера отношения к этому человеку, равно как у него к вам. Все просто и понятно, чаще на рефлексах и привычках, на основе шаблонов и необходимости, может быть примитивной выгоды, а может и иных далеко идущих планов. Так вот, если вы привыкли жить спокойно и по наитию, не усматривая в каждом жесте и слове человека двойного смысла, вам не придется беспокоиться и щурить глаза, пытаясь разглядеть в мысли собеседника загогулину – что подкову на лапке блохи . Если вам кажется, что и остальные люди способны быть многосложными и в тайне злонамеренными, тогда следует помнить об опасности параноидального синдрома. Не всех по себе судят, как не все способны быть искренними, - особенно, отдавать отчет своим поступкам.
Мужчина рассказывает, что носит обиду в душе из-за сына, который отстранил его от работы по объекту, не объясняя толком, из-за чего. Хотелось верить, что это проявление конфликта между отцами и детьми, а не из-за недоверия – из-за возраста, в котором обычный человек начинает совершать все больше и больше ошибок.
-Все было просто – произошло короткое замыкание и начался пожар. Его быстро локализовали и потушили. Причем своими силами. Об этом никто снаружи не узнал… Да, я отвечал за электроснабжение объекта, но ведь случаются же короткие замыкания… Есть такие злые силы электричества, когда ни с того ни с сего возникает "коротыш".
…Да, это не в первый раз у меня так случается. Бывало…
…Как бы я оправдывался, если бы все сгорело? А почему я должен оправдываться ? Случается всякое в работе.
…Мне кажется, тут важно иметь ввиду, как ко мне относятся в коллективе? Вы думаете, я не понимаю, что все завидуют мне, потому что всем руководит мой сын?
…Вы лучше меня понимаете и знаете, на какую подлость пойдет иной человек ради своей выгоды. Я знаю, кто именно способен устроить даже поджог.
…Я раньше был начальником – до пенсии я работал на ответственных постах. Не важно на каких. Я хорошо людскую подлость знаю. Но я не ожидал от сына такого. Вы знаете, он даже мне сказал, что лучше бы я вообще сидел дома – зарплату он готов мне прямо домой приносить. Представляете, какое унижение?!
…Да, вы правы, я заслужил почетного отношения к себе. Я не хотел прямо так сказать, что это унижение, если он мне будет приносить деньги домой. Но он должен был это как-то деликатно сказать, не связывая с пожаром, не намекая мне, что я уже ни на что не годен…
…В принципе, он и не намекал, но как бы имел ввиду это. А как вы объясните то, что он нервничал? Говорил отрывисто и даже с повышенным тоном?!
…Да, вы правы, вечером он всегда выглядит уставшим. Конечно, согласен, что людям надо доверять, а сыну тем более. Он , наверное, думает, что если я не участвовал в его воспитании, что если мы с его матерью снова сошлись, когда ему было уже восемнадцать, значит теперь можно какие-то претензии мне предъявить?! . Но что он может знать о жизни?! Наше время было сложным, не то что теперь! В конце концов, он мой сын и это я дал ему жизнь!
Человек этот, конечно же , вызывал восторг такой уверенностью в собственной правоте, современной амбициозностью и молодецким рвением к активной жизни; вызывал он умиление и своей готовностью к смирению перед необходимостью принимать оплату только за свой статус отца. И кто его знает, способен ли он когда-нибудь поверить, что сын манипулирует им, покупая его, лишь бы не огорчать мать – любимую мать….

"Счастливый рок"


И еще один штрих из жизни "манипуляторов" – из их нелегкой судьбы и "счастливого рока", которым они вправе гордиться, о чем любят хвастать, обвешиваясь всякой блестящей атрибутикой, посещая/навещая заведения с одной лишь необходимостью – как-то эпатировать, заодно и провести время. Что в этом плохого? Ничего. Может только показаться, что чаще им нелегко обращать на себя внимание, если обойтись без назойливости и отвратительных манер.
А все дело в том только, что за время своей жизни эти горе-манипуляторы ограничиваются несколькими приемами, которые всегда приводили их к успеху; ими они пользуются на уровне инстинкта…
Одна женщина всю жизнь умела улыбаться и захваливать мужчин, достигая своих целей. А еще она могла прикреплять к высказываниям по какому-то факту свои домыслы – и делать это очень виртуозно. Она говорила: "Оля приехала из ближнего зарубежья – понятно из какой страны. Институт у нее не получился и как все в ее положении, она пошла в проститутки. Ну а как иначе проживешь в большом городе? Там он ее и встретил, взял на содержание, как это с ним случалось всегда, если девушка ему нравилась… Я бы не пошла на такое." Вот это "я бы.." у нее получалось всегда с таким прозрачным намеком на собственную непогрешимость, что иной слушатель мог бы прикинуть по своему – не пошла бы она как содержанка, или как мужчина, окажись она мужчиной… И никто не обращал уже внимания на то, что сама она была преспешником в делах этого человека, а чаще работала в офисе и в свободное время откровенно обслуживала сексуальные аппетиты своего шефа. Слушатель ее болтовни как-то сразу проникался к ней доверием и, особенно если следил за выражением ее лица, спешил закивать и согласиться с ее ложью, лишь бы не расстроить ее, лишь бы сохранить рамки приличия. Удивляла всегда ее собственная способность верить себе и в свои сказки. А муж ее умело закрывался от всей правды, готов был подчиняться любой ее прихоти, все больше опасаясь взрывов гнева и последующей истерики… Одним словом, всего-то она владела приемом лицемерия и всякий раз прикрепляла к правде свое мнение как истину, из-за чего вызывала у своих визави доверие, хотя, надо сказать, иные потом морщились… "Он вообще настоящий мужчина, хорошо держит удар – может уговорить за вечер литр водки, и ни в одном глазу…" – говорила она в присутствии своего мужа, программируя на следующий день его глубокий аут - он добирался домой на бровях, то ли с литром, то ли с поллитром в крови, но непременно с чувством выполненного долга. А ей давалось право потом усиливать в нем чувство неполноценности, таким образом лишая человека всех прав на чувство собственного достоинства… Это всегда попадало в цвет, когда она имела дело с любым и каждым, кроме тех, кто изначально игнорировал ее, следуя своему опыту, или из чувства брезгливости…

[Читать дальше]Есть еще один тип – этот вообще достоин Нобелевской премии наравне с Горби, Обамой, Соложеницыным… Этот реагирует на любое ваше высказывание через призму своего интереса. Вы скажите, что сегодня стояла солнечная погода и он ответит вам, что это вредно для здоровья, потому что солнце способно вызывать онкологические заболевания. Он это делает не по злобе и не из идиотизма – он так мыслит, связывая все со своим здоровьем и безопасностью Вы скажите, что хотели бы купить такой-то автомобиль. И он вам тут же посоветует другой – не важно, дороже, дешевле, важно, что другой, потому что успеет за секунду до своего ответа подумать, что сам не купит такой автомобиль, и не потому, что нет средств, а потому только, что вы сделали выбор раньше него, и что средства надо копить, а не тратить на собственные прихоти! Вот эти люди, которые могут легко расставаться с деньгами, получают удовольствие от покупок, а он не способен, потому что за каждой покупкой следуют разочарование и досада, затем злоба и отчаяние от мысли, что деньги были все-таки потрачены… Еще он способен начать рассуждать о мировой политике и о человечестве в целом, при этом делая это так, что естественно приходишь к выводу, что кроме него самого нет в этом мире достойных похвалы. Самое поразительное в этом человеке не способности его все переиначивать и все передергивать – не его эгоцентризм тут выделяется, а его везучесть, его способность внушить людям доверие к себе. И все потому, что в определенный момент он делает лицо, на котором изображено понимание и проникновенность – вам кажется, что он чуть ли не готов стать соратником по борьбе, если такая возникнет, что он ваш лучший друг… "Ты выступи, а я поддержу потом! "– скажет он вам, а когда вы ввяжетесь в драку, вдруг окажется, что его позади и вовсе нет – успел смыться… Не волнуйтесь, он вам объяснит потом, что скрутило живот, что звонок был срочный, ну или еще что придумает – на обман и выдумки он мастер…
Два человека и два примитивных способа манипулирования позволили им построить удачную карьеру. Их объединяет еще и способность дождем называть плевок в лицо. Они обтираются и продолжают улыбаться. Действительно, что только не сделаешь из страха или ради удовлетворения своей прихоти?!!
Каждый манипулятор имеет определенный набор приемов и пользуется ими постоянно – даже без нужды, потому что не может иначе. Вы советуете ему апробированный способ излечения от его болезни и он прикидывает, насколько вы его обманываете - опускаете на деньги. Вам кажется, что он спорит с вами по поводу метода, а на самом деле он вас ненавидит, потому что в вас видит себя самого - удачливого, в какой-то авантюре прошлого… Вы говорите даме, которая всех оболгала, что она совершена в своих притязаниях на новую - очередную молодость после ряда операций на лице и теле, и она вам верит, поскольку собственная привычка ко лжи буквально блокирует здравый смысл и тогда смотрит она в зеркало глазами любого льстеца, предпочитая оставаться в неведении…
Манипуляция не всегда осознанный акт. Чаще – способ существования в человеческом сообществе, будто это рок какой-то!.. Разве могли быть другими Йозеф Менгеле или Розалия Землячка?..

Согбенная поза "раком"


Про начальников сказано много, про подчиненных лучше не говорить всуе – все стремятся к лучшему для себя, при этом только некоторые способны балансировать на одной ножке – как в том психологическом тесте с балериной, которая может крутиться то по часовой стрелке, то против, - в зависимости от настроения или от фазы луны, от воли человека или от времени года. Скажешь кому, что можно менять направление, так либо согласится легко, дескать, сами с усами, либо удивится и не поверит.., или поверит. Короче, если вернуться к начальникам и подчиненным, к такой дисциплине, как менеджмент, получится, что верхи не платили бы вовсе и имели по максимуму, низы не работали бы совсем и имели не ниже удовлетворения своих запросов. Как-то все по классике поучается – впору про классовый антагонизм поговорить, было бы только в моде, как совсем недавно – всего-то сто лет назад. Вот интересно, будет ли в моде мудрствовать без лукавства и говорить просто о простом в отношениях между работодателем и работником спустя еще сто лет, когда термины заменятся эвфемизмами, как нынче классовую борьбу назвали рыночными отношениями? Какая разница, если решать-то надо сейчас, как справиться с собой и не навредить начальнику, или как использовать работника и не навредить его здоровью… Да, верно, забавно было бы так думать…
Молодая девушка, воспитанная в духе ответственности за свои дела и обещания, готова была бы работать не покладая рук и головы на руки, если бы имела дело с начальником, который вообще имел бы представление о предмете, которым управляет и о деле, которое ему доверили. Начальником в нее стала женщина – весьма и весьма современная, у которой есть аккаунты в сетях, муж с видом бывалого уголовника, про которого не у каждого повернется сказать, что это обычный барыга, и которая живет по давно утвержденному графику, рассчитанному на неделю – она пьет вино с вечера пятницы по вечер воскресенья, гуляет и развлекается; в понедельник приводит себя в рабочее состояние до вечера, чтобы начать лихорадочно работать – обзванивать всех, кто работает на удаленке, теребить тех, кто вернулся с офиса домой после рабочего дня и, главное, старается вспомнить все, что было сказано и сделано за прошлую неделю. Она знает, что во вторник-среду ей позвонят ее инвесторы и станут требовать отчета, потому она должна подготовиться и вспомнить, чем вообще занимается… Во все предыдущие времена эта женщина не довела ни один проект до логического конца, а теперь, в эпоху стартапов, ей сам бог велел быть в тренде. Кто сказал, что иностранцы разбираются в российском бизнесе?! Она со своим мужем-барыгой как работала в турбулентной полосе стартапов, так и продолжает совершать процесс, который в госструктурах называется освоением средств… Странное дело, что никто не наказывает ее, и странное дело, что она продолжает волноваться и теребить своих работников. А еще более странно, что работники не сразу смекают в чем тут дело и работать пытаются на результат. А результата не должно быть в том смысле, который можно было бы назвать здравым. Под результатом здесь подразумевается любое завершение этого начала после того, как вдруг находится новое начало – объявляется новый инвестор, которого убеждают, что дело он будет иметь с экспертами и профессионалами. Впрочем, оно так и есть – кто станет уточнять, профессионалами какого дела? Эта сказка возможна так же, как , к примеру, лидерство в одной из соседних стран человека, над которым потешаться-то грешно, а не то, чтобы критиковать…

[Читать дальше]Молодая девушка переживает и мечтает о директоре, который у нее был однажды, но там предприятие было вынуждено прекратить свою деятельность, подчиняясь экономическим законам, утвержденным правительством… Есть ведь рентабельность, как есть здравый смысл и привычка жить по закону. Все это вместе превращает дело в абсурдное предприятие, которое само собою прекращает деятельность из-за банкротства… Но помнит она мужчину, который всегда принимал только обоснованные решения, умел максимально использовать потенциал каждого работника, грамотно распределял обязанности, при необходимости делегировал полномочия, при этом на каждом этапе проверяя состояние исполнения… Это было очень интересно и приятно работать под таким руководством, и поскольку она была молодой и впервые после института трудилась на предприятии, не могла она знать цену такому человеку, знать, что судьба с ней играет шутку, вначале показывая порядок, чтобы потом окунуть в хаос.
Если бы молодая девушка не принимала близко к сердцу запойный характер своей начальницы, бредовые состояния ее рассудка и короткую память, если бы она знала, что работает не на результат, а за зарплату, которую выплачивают раз в две недели, она бы прекратила отвлекаться от процесса и просто совершала бы действия, подтверждающие ее право на заработок в этом предприятии – в этом деле. Видеть результат и вести команду к свершениям – дело руководителя. Если этот руководитель пьяница и психически нездоровый человек, право провалить все остается за ним так же, как горб на спине старухи. Нельзя на горб показывать пальцем, как нельзя разрешать все сваливать на свой "горб". Прежде чем принимать новое указание от начальства, следует начать долго и с имитацией поспешности отчитываться за проделанную работу, задавать вопросы по старым делам, называть реальные сроки… Следовало бы создать у начальства такое впечатление, что вы творите весьма и весьма сложные дела, потому что тот начальник, даже если он не алкоголик и не дебил, который нагружает своего подчиненного сверх человеческих возможностей, не только не имеет представления о деле… Он может быть профаном и эксплуататором; он так делал всегда, ориентируясь на толковых исполнителей, меняя их после износа "оборудования". Человеческий ресурс никогда не котировался, как здоровье никогда не замечается, пока нет диагноза болезни. И самое забавное, что все начинается с "испытательного срока" в который надо суметь нового работника раскрутить до "сверхмаксимальных оборотов", чтобы потом требовать и требовать убойного результата… Если вас взяли на работу, вас схавают если вы покажите три четверти своих возможностей, потому что нет прибора, который бы измерил ваш потенциал, как нет предела глупости тех нанимателей, которые во всех работниках видят лодырей и подневольных. Именно такие чаще всего стоят в согбенной позе, а говоря сегодняшним сленгом, - раком перед своим начальством, и все-то ради процветания дела, ради благосостояния учредителей – собственников… Ибо на все их воля! – могут они вам сказать, в смирении наклонив голову на бок…

"Раба любви"


Неизвестно, что лучше иметь ввиду — правду, основанную на морально-нравственных нормах сегодняшнего дня, правду от культуры западного образца, что, в принципе, может ничем не отличаться от «правды» первого «вида», или правду для самого человека, если он обращается с вопросом о смысле жизни.Вообще, такого рода обращения и такие темы могут быть свидетельством упущенных возможностей, когда стоило только изменить направление беседы, чтобы избежать столь глубокого нырка в преисподнюю вечных сомнений и недовольства, поиска смысла жизни и своего предназначения. А если имеешь дело с человеком, для которого ничто не имеет смыла, кроме собственной прихоти – того самого проявления, которое так тщательно исследуются гигантским отрядом психологов, остается только следовать логике собеседника, чтобы прийти к самому оптимальному заключению.
Интересно задать вопрос начинающему психологу, что означает, когда человек сидит к вам боком и рассказывает о себе в сторону окна, практически ни разу, без принуждения, не взглядывая в вашу сторону? Естественно, каждый с видом знатока даст ответ на такой простой вопрос. Интереснее было бы спросить дальше, почему иному человеку так важно иметь обоснование своих поступков, чтобы не терзаться сегодня сомнениями, дескать, жизнь прожита не правильно? И почему надо «принуждать» к открытому взгляду, пусть даже на пару секунд, тогда как привычнее было бы смотреть в ту же сторону, что и собеседник...
-Не могу понять, - спрашиваю, – вас не устраивает, что большая часть жизни прожита, или что вы совсем забыли о детях и они вросли без вас, пока вы занимались своим мужчиной, или что вы никак не можете справиться со своей ревностью и денно и нощно заняты мыслями о его неверности? Хотя этого, вероятнее всего, нет… Он предан вам, потому что в этом возрасте и с такой занятостью его, и чтобы оставаться ходоком – это дело сложное, сродни рекорду?.. Или вы думаете, что он способен на такой подвиг?
Она начинает рассуждать о возможностях человека и о том, как он когда-то в прошлом остался неразоблаченным… Останавливаю вопросом:
-А как бы вы жили вообще, не имей возможности изводить себя ревностью?
Она удивляется на короткое время, но скоро очень соображает, что вопрос не теоретический – отвечает с ухмылкой.
-Наверное, нашла бы способ снова завести себя…
На этом можно было закончить, потому что налицо все признаки начинающего "отходняка" - она принимает себя такой и готова на этом остановиться, чтобы завтра продолжить все сначала, но теперь уже со "знанием дела".
Тогда, я описываю ей все тонкости их отношений и делаю это так, чтобы она могла успеть все пережить заново; медленно подвожу ее к заключению, которое именно она должна сделать. И она соглашается со мной, что обладает уникальными способностями как женщина, а потому не могла противостоять потребностям своего естества, как гений не мог противостоять жажде творчества.
Учитывая красочность, которая была придана ее таланту и прожитой ее жизни, и, имея ввиду ее крайней степени эгоцентризм, мне удалось-таки успокоить ее мыслью, что так уж устроена жизнь, что не всегда мы вольны выбирать, а чаще за нас делает выбор наша субличность. Вот тут она приняла себя всецело. Проблема была решена. Оставалось узнать, как жить дальше, если он будет с ней, или если его не будет с нею? Она сказала, что в обоих случаях она чувствует себя обворованной… этой субличностью. Но, похоже, другого пути у нее как не было, так и не будет…
-Раба любви… - сказала она.
-Но вы же не имеете ввиду обреченность? – помог я ей.
-Не знаю.
-Ревность?
-Может быть, но где-то фоном она проходит… далеким фоном. Да и не в этом главное.
-В чем главное?
-Главное, что жизнь как-то прошла мимо.
-Она закончилась?
-Нет, конечно, - смущенно улыбается, хотя нет – это не смущение, а какое-то отчаяние; говорит спустя несколько секунд. - Я как по кругу хожу.
-Но теперь спокойно, без попыток вырваться из него? Раба любви…
Она долго смотрит в окно, потом на меня и я ей спокойно говорю:
-А что вы, собственно, потеряли? Дети вас любят, муж вас любит, любовник от вас без ума, вы здоровы… Теперь вы не сможете всерьез принимать его, зная, что он не способен вам изменить. И вам станет спокойно или скучно?
-Скучно, наверное. – отвечает она.
-Когда скука встанет во весь рост, приходите, заменим ее, как нынче ревность заменили успокоением и, в довесок, скукой… Или я что-то не понимаю?
-Да все правильно… Скучно как-то жить… Но так ведь все живут!.. Я хоть познала себя, разве нет?
-Несомненно! – сказался я счастливым свидетелем человеческой радости.