"Счастливый рок"


И еще один штрих из жизни "манипуляторов" – из их нелегкой судьбы и "счастливого рока", которым они вправе гордиться, о чем любят хвастать, обвешиваясь всякой блестящей атрибутикой, посещая/навещая заведения с одной лишь необходимостью – как-то эпатировать, заодно и провести время. Что в этом плохого? Ничего. Может только показаться, что чаще им нелегко обращать на себя внимание, если обойтись без назойливости и отвратительных манер.
А все дело в том только, что за время своей жизни эти горе-манипуляторы ограничиваются несколькими приемами, которые всегда приводили их к успеху; ими они пользуются на уровне инстинкта…
Одна женщина всю жизнь умела улыбаться и захваливать мужчин, достигая своих целей. А еще она могла прикреплять к высказываниям по какому-то факту свои домыслы – и делать это очень виртуозно. Она говорила: "Оля приехала из ближнего зарубежья – понятно из какой страны. Институт у нее не получился и как все в ее положении, она пошла в проститутки. Ну а как иначе проживешь в большом городе? Там он ее и встретил, взял на содержание, как это с ним случалось всегда, если девушка ему нравилась… Я бы не пошла на такое." Вот это "я бы.." у нее получалось всегда с таким прозрачным намеком на собственную непогрешимость, что иной слушатель мог бы прикинуть по своему – не пошла бы она как содержанка, или как мужчина, окажись она мужчиной… И никто не обращал уже внимания на то, что сама она была преспешником в делах этого человека, а чаще работала в офисе и в свободное время откровенно обслуживала сексуальные аппетиты своего шефа. Слушатель ее болтовни как-то сразу проникался к ней доверием и, особенно если следил за выражением ее лица, спешил закивать и согласиться с ее ложью, лишь бы не расстроить ее, лишь бы сохранить рамки приличия. Удивляла всегда ее собственная способность верить себе и в свои сказки. А муж ее умело закрывался от всей правды, готов был подчиняться любой ее прихоти, все больше опасаясь взрывов гнева и последующей истерики… Одним словом, всего-то она владела приемом лицемерия и всякий раз прикрепляла к правде свое мнение как истину, из-за чего вызывала у своих визави доверие, хотя, надо сказать, иные потом морщились… "Он вообще настоящий мужчина, хорошо держит удар – может уговорить за вечер литр водки, и ни в одном глазу…" – говорила она в присутствии своего мужа, программируя на следующий день его глубокий аут - он добирался домой на бровях, то ли с литром, то ли с поллитром в крови, но непременно с чувством выполненного долга. А ей давалось право потом усиливать в нем чувство неполноценности, таким образом лишая человека всех прав на чувство собственного достоинства… Это всегда попадало в цвет, когда она имела дело с любым и каждым, кроме тех, кто изначально игнорировал ее, следуя своему опыту, или из чувства брезгливости…

[Читать дальше]Есть еще один тип – этот вообще достоин Нобелевской премии наравне с Горби, Обамой, Соложеницыным… Этот реагирует на любое ваше высказывание через призму своего интереса. Вы скажите, что сегодня стояла солнечная погода и он ответит вам, что это вредно для здоровья, потому что солнце способно вызывать онкологические заболевания. Он это делает не по злобе и не из идиотизма – он так мыслит, связывая все со своим здоровьем и безопасностью Вы скажите, что хотели бы купить такой-то автомобиль. И он вам тут же посоветует другой – не важно, дороже, дешевле, важно, что другой, потому что успеет за секунду до своего ответа подумать, что сам не купит такой автомобиль, и не потому, что нет средств, а потому только, что вы сделали выбор раньше него, и что средства надо копить, а не тратить на собственные прихоти! Вот эти люди, которые могут легко расставаться с деньгами, получают удовольствие от покупок, а он не способен, потому что за каждой покупкой следуют разочарование и досада, затем злоба и отчаяние от мысли, что деньги были все-таки потрачены… Еще он способен начать рассуждать о мировой политике и о человечестве в целом, при этом делая это так, что естественно приходишь к выводу, что кроме него самого нет в этом мире достойных похвалы. Самое поразительное в этом человеке не способности его все переиначивать и все передергивать – не его эгоцентризм тут выделяется, а его везучесть, его способность внушить людям доверие к себе. И все потому, что в определенный момент он делает лицо, на котором изображено понимание и проникновенность – вам кажется, что он чуть ли не готов стать соратником по борьбе, если такая возникнет, что он ваш лучший друг… "Ты выступи, а я поддержу потом! "– скажет он вам, а когда вы ввяжетесь в драку, вдруг окажется, что его позади и вовсе нет – успел смыться… Не волнуйтесь, он вам объяснит потом, что скрутило живот, что звонок был срочный, ну или еще что придумает – на обман и выдумки он мастер…
Два человека и два примитивных способа манипулирования позволили им построить удачную карьеру. Их объединяет еще и способность дождем называть плевок в лицо. Они обтираются и продолжают улыбаться. Действительно, что только не сделаешь из страха или ради удовлетворения своей прихоти?!!
Каждый манипулятор имеет определенный набор приемов и пользуется ими постоянно – даже без нужды, потому что не может иначе. Вы советуете ему апробированный способ излечения от его болезни и он прикидывает, насколько вы его обманываете - опускаете на деньги. Вам кажется, что он спорит с вами по поводу метода, а на самом деле он вас ненавидит, потому что в вас видит себя самого - удачливого, в какой-то авантюре прошлого… Вы говорите даме, которая всех оболгала, что она совершена в своих притязаниях на новую - очередную молодость после ряда операций на лице и теле, и она вам верит, поскольку собственная привычка ко лжи буквально блокирует здравый смысл и тогда смотрит она в зеркало глазами любого льстеца, предпочитая оставаться в неведении…
Манипуляция не всегда осознанный акт. Чаще – способ существования в человеческом сообществе, будто это рок какой-то!.. Разве могли быть другими Йозеф Менгеле или Розалия Землячка?..

Подстраиваться или доминировать?



Есть ли свобода выбора своей манеры поведения… в отношениях с людьми? И как быть, если вдруг почудилось, что кругом враги? Подстраиваться или доминировать?
В чем заключается свобода этого выбора, когда чаще особого выбора-то и нет – подстройка происходит на основе очень сложных процессов, выработанных по большей части в прошлом, осознаваемых в момент знакомства и осознаваемых некоторое время потом. Затем, скоро очень, вырабатывается манера отношения к этому человеку, равно как у него к вам. Все просто и понятно, чаще на рефлексах и привычках, на основе шаблонов и необходимости, может быть примитивной выгоды, а может и иных далеко идущих планов. Так вот, если вы привыкли жить спокойно и по наитию, не усматривая в каждом жесте и слове человека двойного смысла, вам не придется беспокоиться и щурить глаза, пытаясь разглядеть в мысли собеседника загогулину – что подкову на лапке блохи . Если вам кажется, что и остальные люди способны быть многосложными и в тайне злонамеренными, тогда следует помнить об опасности параноидального синдрома. Не всех по себе судят, как не все способны быть искренними, - особенно, отдавать отчет своим поступкам.
Мужчина рассказывает, что носит обиду в душе из-за сына, который отстранил его от работы по объекту, не объясняя толком, из-за чего. Хотелось верить, что это проявление конфликта между отцами и детьми, а не из-за недоверия – из-за возраста, в котором обычный человек начинает совершать все больше и больше ошибок.
-Все было просто – произошло короткое замыкание и начался пожар. Его быстро локализовали и потушили. Причем своими силами. Об этом никто снаружи не узнал… Да, я отвечал за электроснабжение объекта, но ведь случаются же короткие замыкания… Есть такие злые силы электричества, когда ни с того ни с сего возникает "коротыш".
…Да, это не в первый раз у меня так случается. Бывало…
…Как бы я оправдывался, если бы все сгорело? А почему я должен оправдываться ? Случается всякое в работе.
…Мне кажется, тут важно иметь ввиду, как ко мне относятся в коллективе? Вы думаете, я не понимаю, что все завидуют мне, потому что всем руководит мой сын?
…Вы лучше меня понимаете и знаете, на какую подлость пойдет иной человек ради своей выгоды. Я знаю, кто именно способен устроить даже поджог.
…Я раньше был начальником – до пенсии я работал на ответственных постах. Не важно на каких. Я хорошо людскую подлость знаю. Но я не ожидал от сына такого. Вы знаете, он даже мне сказал, что лучше бы я вообще сидел дома – зарплату он готов мне прямо домой приносить. Представляете, какое унижение?!
…Да, вы правы, я заслужил почетного отношения к себе. Я не хотел прямо так сказать, что это унижение, если он мне будет приносить деньги домой. Но он должен был это как-то деликатно сказать, не связывая с пожаром, не намекая мне, что я уже ни на что не годен…
…В принципе, он и не намекал, но как бы имел ввиду это. А как вы объясните то, что он нервничал? Говорил отрывисто и даже с повышенным тоном?!
…Да, вы правы, вечером он всегда выглядит уставшим. Конечно, согласен, что людям надо доверять, а сыну тем более. Он , наверное, думает, что если я не участвовал в его воспитании, что если мы с его матерью снова сошлись, когда ему было уже восемнадцать, значит теперь можно какие-то претензии мне предъявить?! . Но что он может знать о жизни?! Наше время было сложным, не то что теперь! В конце концов, он мой сын и это я дал ему жизнь!
Человек этот, конечно же , вызывал восторг такой уверенностью в собственной правоте, современной амбициозностью и молодецким рвением к активной жизни; вызывал он умиление и своей готовностью к смирению перед необходимостью принимать оплату только за свой статус отца. И кто его знает, способен ли он когда-нибудь поверить, что сын манипулирует им, покупая его, лишь бы не огорчать мать – любимую мать….

Клейменный изгой

Некоторым во всем свойственно достигать совершенства и даже величия, будь то познание нового или оттачивание мастерства, к примеру, в какой-то области - в борьбе с весом или в битве с соперником - объектом зависти. Поэтому, даже когда кажется, что мастерство в способах управления человеком - все той же манипуляции - должно быть совершенным и абсолютным, хотелось бы от всего сердца пожелать не ставить себя в положение “ полуночного ковбоя ” , которому пришлось поверить своему другу-калеке, как если бы тот был его субличностью - бывает и такое, что не остается выбора, кроме одного единственного - поверить в себя, даже если во все времена эта вера приводила к неудачам. Вот и приходится видеть в качестве предмета для одоления - близкого человеке, который должен быть лишен своего творческого начала, пусть даже оно проявляется в виде оригинальных неожиданностей и несуразностей, как, например, неверно понятая просьба, неудовлетворительный ответ, право на собственное мнение...
Один товарищ сказал своей жене, что она “ давно прочитанная книга ” ( это просто расхожая фраза ) . Потом добавил, что современные его подруги -девушки, которые годятся ему в дочери, на которых он постоянно орет на работе- прочитанные брошюры.. Он пытался посетовать на судьбу, которая, дескать, сложилась печально из-за его высокого ума, и получил в ответ вопрос, который и передавал мне, да нет просто как транслятор, но как Гамлет -с вопрошанием и упреком:
- Жена сказала мне, что если бы я не воображал, будто манипулирую всеми, не донимал всех подчиненных на работе, меня бы не считали самодуром и идиотом. Да-да, это ее выражение - " идиотом "! Но почему идиотом, если я любого человека вижу насквозь и могу сделать так, что он станет выполнять любые мои указания... ( Он имел ввиду любого своего подчиненного. )
Я успокоил его, сказал, что жена ошиблась оттого, что отнеслась к нему как все. Действительно, стал бы он применять свои возможности властителя и манипулятора в отношении своих подчиненных, если бы у него был выбор ? Выбор между необходимостью повелевать и чувством собственного достоинства, между правом на собственную волю и страхом оказаться снова в дураках и стать уже клейменным изгоем ? Не мог. Значит, быть всегда манипулятором -это необходимая форма самосохранения, форма защиты себя... от мнения всех остальных...

Симметричный ответ


Любое публичное выступление можно назвать пропагандой, как любое общение может иметь элемент манипулирования. Разве необходимость убедить кого-то в правильности своей позиции может быть осуществлена без технологии манипулирования?
..А вот способы этого “злосчастного” манипулирования бывают разными - часто весьма прямолинейными, примитивными, основанными на постулатах одношаговой психологии, когда весь расчет строится на однонаправленном воздействии, скажем, на чувство вины человека, на совестливость, на страх, на все то, о чем так легко говорят люди, способные фальцетом обозначать пафос, а позой и манерами “выдавать” в себе человека, познавшего все виды на жизнь. Одним словом, если говорить в манипуляциях одного человека другим, прежде стоило бы задаться вопросами - кого это больше всего беспокоит, отчего человек задается этим вопросом в вашем присутствии, обращаясь к вам, и почему вы не заметили, что человек вообще решил принять ваше общение как способ воздействия на него?
-Почему ты так хочешь, чтобы я поехала сегодня к твоей маме, вместе с тобой?
-Потому что так надо, потому что ты моя жена и еще потому, что ты человек порядочный - помнишь, как много мама нам сделала..
-Ты сейчас мною манипулируешь, ты знаешь это?
-Я сейчас прошу тебя просто не доводить все до скандала и сегодня потратить несколько часов на мою маму…
-Но ты не считаешься с моим мнение, с моими желаниями, с моим временем. У меня, как и у твоей мамы, могут быть свои счета , которые я легко предъявлю и тебе, и ей…
-Какие это?
-Как, какие?! У вас с мамой должно быть чувство благодарности хотя бы за то, что я родила детей, я независима финансово и вообще, ты должен понимать, что в ее старости я буду нянчиться с ней…
-Тебе не придется…
-Ага, как не пришлось возить ее в больницу на процедуры, когда ты был за границей, а у нее начались приступы...
. ..Дело не в перечне и количестве аргументов, которыми можно жонглировать, дело в так называемом “симметричном ответе” , к которому чаще всего прибегают супруги, прожив вместе достаточно времени, чтобы освоить способы манипуляции, которыми “оснащен” партнер по жизни...
А интереснее всего задаться вопросом, отчего вдруг ваш визави уперся рогом? Здесь не интересны рассуждения, в которых можно ограничиться предположениями, типа, просто женщина не хотела идти из-за каких-то своих планов, из своих каких-то приниципов, из-за обиды… Здесь не важна причина, которую можно выставить в качестве аргумента, если будет затеян спор. Важно понять, важно знать, как надо общаться с человеком, чтобы не то, что о манипулировании он не заговорил, не то, чтобы не воспользовался симметричным ответом, а чтобы принял поход к матери как неотъемлемую часть чего-то более существенного, намеченного на сегодняшний день..

Безмолвный свидетель

(Это эссе, а не стенограмма – во многом все сокращено, чтобы в сухом остатке была методика. Иначе для неподготовленного читателя длинные разговоры останутся в памяти в виде простой беседы, и не более того.)
Если молодой человек выражается сумбурно, в его речь не хочется вставлять наводящий вопрос, можно только посочувствовать ему, проникаясь его переживаниями и делая поправку на возраст, на неопытность в этом возрасте, на чрезвычайность в чувствованиях. Но когда человек уже в "солидном" возрасте, а по внешности так вполне преклонном, говорит вот уже пол часа и намеренно не дает мне возможности вступить в разговор; когда он удерживает меня в положении слушателя его монолога, остается только согласиться с его безмолвной просьбой дать ему высказаться, выговориться, оправдаться, повиниться, опуститься в собственных глазах, возвыситься над всеми…
И вот он рассказывает, что в детстве рос в семье вполне устроенной. Все было как у многих, так что особенно нечего вспомнить, чтобы было интересно (Для кого?).
…Но вот была такая манера у его отца унижать во что бы то не стало – унижать каждого в семье, особенно мать. Казалось, поначалу он хорошо относился к младшей сестре, но потом и ее стал "гнобить". Было бы привычным оправдание, если бы отец пил. Но он не пил! черт побери!.. Из-за него, - из-за отца, - у моего собеседника, жизнь сложилась не так, как бы она сложилась, не будь в его жизни этого отца. Вообще! Во всяком случае он так считал.
Я спросил его, что он намерен делать, чтобы убрать из прошлого отца? чтобы привести жизнь  в порядок и сконструировать по-новому сегодняшний день?
Он ответил не задумываясь:
-Я бы забыл его.
-Вы хотите, чтобы я вам помог забыть отца?
Collapse )

Лучше Взмах, чем гнетущее намерение

Это в сказках бывает, да в жизни случается, когда со взмахом руки что-то меняется… Даже в рифму такое чудо звучать может, хотя, спроси некоторых молодых людей от психологии, как они это делают, так ведь живо опишут, на пальцах покажут; с ироничной улыбочкой продемонстрируют с избранными адептами… По сути, "взмахом" управлять человеком легче, чем убеждением. К примеру, если поставили спортсменов на линию, назвали эту линию стартом, взмахнули рукой, - они побегут. Можно ли назвать этот прием чем-то на вроде рокировки, если следовать технологической логике нлперов? Вероятно — да, а можно и диспут организовать; только бы побольше васюковцев набрать на тренинг..
*  *  *
[Читать дальше]
В работе приходилось не раз вспоминать, что в НЛП есть такой прием с крутым названием — взмах. Как-то надо было помочь девушке сделать выбор между двумя спонсорами. Процесс оценки и расчетов настолько затянулся, что она начала клевать носом, а потом захныкала, попросила, чтобы я принял окончательное решение. Это уже было слишком.
Наступило время спросить ее, что, если она понимает, что может лишится их обоих; если знает, что здесь я не смогу предоставить ей возможность быть инкогнито с каждым из них в отдельности и со всеми ими вместе; если она понимает еще, что только несчастье одного может за нее решить ее проблему; если она верит, что судьба обязательно предоставит ей шанс хотя бы от одного урвать что-то, а потом рвануть подальше от второго, разве не готова она принести в жертву свою алчность и хотя бы раз, ради своего будущего, отказаться от обоих? Ведь все равно, а она знает это лучше кого-либо, ей придется потом довольствоваться худшим вариантом, по сравнению с любым из них; она знает, что с ней не уживется никто из тех, из которых она сейчас хочет сделать выбор… Когда ей стало плохо, она легко приняла решение и позвонила тому, с которым ей было лучше, с которым не имело смысла напрягаться, чтобы выглядеть другой…
В чем "взмах", если это больше на рефрейминг похоже – обычный надежный рефрейминг? Полагаю, взмахом можно назвать манипуляцию тогда, когда следует поступок, а не остается осадок в душе от гнетущего… намерения…
*  *  *
Другой пример лишен такого количества пошлости. Этот случай интересен тем, что взмах, если следовать логике НЛП-технологии, получился естественно, как это случается у адептов некоторых религий, которые вдруг жертвуют своим жилищем во славу кумира.
…Женщина не скрывала седин, хотя была не настолько солидной по годам; ей могло быть не больше полтинника.
Она рассказала, как "узнала" однажды, что не может вернуться домой, потому что стала бомжем. Наверное, с этого началось прозрение… Догадалась ли она, что с каждым своим взмахом гуру отнимал у нее прошлое, лишал будущего?..
Теперь она рассуждала просто и ясно; хотела только понять, как построить жизнь заново. Я предложил ей пройти аккуратно всю хронологию событий прошлого – прожить заново, одновременно созидая будущее, как если бы вспоминала свою жизнь, рассказывая кому-то близкому. Отправной точкой оказался вечер в квартире, в которой она спокойно проживает, не думая о ежемесячной оплате за аренду.  Женщина втянулась в процесс и мы не заметили, как прошло около двух часов. После совместного просмотра ее будущего, она призналась, что ей стало гораздо… проще принимать прошлое, "и на душе полегчало".
В этот вечер она позвонила себе на родину, поговорила с человеком, который потом помог ей устроиться в этом самом будущем; она странным образом вспомнила о нем, лишившись гордыни и апломба. Мало было сектантства и мыканья по съемным квартирам, надо было еще и в будущее заглянуть, чтобы увидеть себя вместе со старым знакомым, с которым когда-то виделось это будущее…. Дальше все очень банально, впрочем, как любая история, в которой люди живут счастливо.  Разве есть кому дела до чужого счастья?! Счастье – не поступок; это состояние, к которому привыкаешь быстрее, чем к несчастью. Несчастьем делиться легче..

Критическая субмодальность и нежелательная рефлексия

Однажды, очень давно, когда в моде были бандиты и демократия, жена одного мужа, прежде чем отвести его к психиатру, почему-то решила показать его мне, чтобы я "прислушался" к голосам, которые мешали ее мужу… слышать ее указания. Все дело было в том, что когда она настаивала на чем-то, когда даже указывала на мусорное ведро, он слышал голос, который требовал неподчинения ее воле. А еще он не выносил шепота, храпа, громкой речи, стука в дверь и всего остального, что окружает нас и кого-то способно довести до икоты, иного -  до бешенства, и только избранных - до койки в лечебнице...
[Читать дальше]Мужем оказался человек с кудряшками на голове, каким-то по-женски белыми руками;  да к тому же картавый и сутулый. Он смотрел приветливо, как мультяшный старичок, и готов был к любой участи, как мне показалось. Здесь нет смыла описывать больше, чем то, что может иметь отношение к работе с субмодальностями, или, как еще подразделяют, - с критическими субмодальностями. Критические субмодальности - это когда может «не нравится» звук или цвет, оттенок или шум. Так вот чтобы убрать такое, в разных случаях надо использовать простую технику нивелирования реакции на «раздражитель». В этом случае мы с ним — с человеком с голосом внутри — стали прислушиваться к его голосу. Когда я «угадал», как реагирует его голос на меня, муж женщины удивился, но охотно поверил, что теперь он не одинок перед его внутренним голосом. Дальше я ввел на сцену еще пару голосов. Эти голоса стали спорить с главным голосом. Потом все запутались... и переругались. А в конце мужчина сказал, что уже никакой из голосов не слышит. Я предположил, что, может быть, и не было голоса. Он согласился и вдруг признался, что... просто не выносит голоса своей жены, особенно когда она «начинает»... Что она может начать — было понятно, поэтому уточнять я не стал, а вот как он теперь будет выкручиваться перед женой из-за сбежавшего голоса,  - вот что было важно. В общем, глядя на то, как я опечалился, он признался, что снова придумает голос... «Пусть она меня сведет к психиатру, пусть сделает шизофреником. Я не стану претендовать на квартиру — вообще ни на что. Она не знает, что у меня есть еще квартира в центре города — от бабушки. Когда мама умирала, на меня все оформили. Я уйду и пусть они живут счастливо. Если она что-то решила, она доведет все до конца. Мне уже ничего не надо. Главное, чтобы не слышать ее голоса...»
Мне оставалось только посоветовать, чтобы психиатру он не проболтался, что голос тоже картавит. Голос ни в коем случае не должен картавить... Он улыбнулся от души, потом вдруг не в тему то ли спросил, то ли просто сказал, что, возможно еще будет счастлив...
Трудно представить, чтобы какой-то техникой с перемещением субмодальности в пространстве можно было избавить кучерявого милого человека от целеустремленной жены с неприятным голосом.
Зато в другом случае, когда женщине казалось, что невозможно избавиться от шума ночного города, чтобы заснуть нормально, чтобы выспаться, даже если у тебя хорошие окна и в ушах бируши, я предложил вначале поговорить со мной о чем угодно, только не о звуках, а через полчаса, когда она перешла в состояние некоторой отрешенности от всего внешнего, мы стали прислушиваться ко всем окружающим нас звукам, и тем звукам, которые она слышала каждую ночь в своей квартире. Это оказалось очень интересным занятием, а особенно ей понравилось, что когда она пробовала одновременно слушать несколько звуков, один все время выпадал. В конечном итоге, когда выпали все, она незаметно уснула... на пару минут. Потом мы с ней снова говорили о звуках, снова их слушали и учились управлять ими, то усиливая, то... теряя.. звук.., звуки...

Критическая субмодальность – говоря проще, что-то такое, что всегда есть в восприятии, что действует на нервы более всего. Это что-то есть критическое, которое запускает нежелательную рефлексию. И чтобы это не работало так безотказно, надо просто изменить реакцию на раздражитель. Для этого просто производятся манипуляции с воспоминаниями и внутренними переживаниями фрагмента из истории – из собственных переживаний человека. Фрагмент этот может быть трансформирован при помощи нескольких простых манипуляций: либо этот фрагмент изменяют во времени, либо его образ изменяют в объеме и доводят до гротескового вида, либо совершают подмену, когда вместо фрагмента с понятными очертаниям появляется объект совершенно другого и неожиданного смысла Вариантов подмены много – в зависимости от информации о клиенте и от собственной смекалки, собственного воображения.
_____________________________                                            
      Азарян Александр   azaryan@bk.ru
Сайт: http://azaryan.name

Вот такая вот «субмодальность» в сорок лет!

Есть два переживания, одно из которых неприятно. Надо изменить отношение к этому переживанию, и сделать это, изменяя впечатления слухового, визуального и аудиального порядка. Предложенная схема не оригинальна, хотя в таком виде, в котором она преподносится во многих, а может и во всех учебных пособиях, невероятна! Тот, кому хотят помочь, обязательно должен обладать воображением и непременно уметь манипулировать с квадратными экранами, чтобы потом поверить, что его отношение к его переживаниям изменилось. Рациональное в этой технике есть: действительно, когда происходит наложение на один контекст содержания переживаний из другого контекста, отношение к событию или впечатлению от событий меняется. Насколько, - это другой вопрос, но в любом случае бесследным такой эксперимент не остается.


[Читать дальше]Был случай с молодой девушкой, когда помимо других техник, естественно вписалась эта техника — с манипуляцией так называемыми в НЛП субмодальностями, но без каких-либо рамок и иных искусственных допущений...
Она потеряла близкого человека. Какое-то время прожила на антидепрессантах, потом прошла терапию, но образ ушедшего навсегда человека не покидал ее. Особенно трудно было ночью, если вдруг просыпалась посреди темноты и, как ей казалось, падающих на нее стен, и помнила какое-то время, как кто-то кричал ее голосом. Она жила одна, никто не подходил к ее постели, никто не мог проявить беспокойства, утешить. Она тоже не сомневалась, что будь рядом хоть одна живая душа (кроме кошек и собак — по ее уверению), ей было бы легче и, вероятнее всего, память сработала бы окончательно, вытеснив в прошлое все образы, а за ними — остроту переживаний.
...После того, как девушка перешла к воспоминаниям, в момент яркой визуализации образа дорого ей человека, она согласилась со мной, что имеет полное право бесконечно долго созерцать этот дорогой ей портрет человека, словно он висит на стене. Она вспомнила тут-же, что у нее на стене в гостиной висит-таки фото этого дорого человека — оно в рамке; вот только тот портрет, который она сейчас созерцает, не такой — он более естественен, более важен. Вот тут я пустился в пространные рассуждения о свойствах рисованных и фотографических запечатлений человека, мы увлеклись фантазиями о том, как бы она написала этот портрет, если бы в свое время закончила художественную школу, и вообще, если бы имела привычку все доводить до конца; тут мы затронули и характерное для нее непостоянство во всем — практически во всем, - и она призналась, что все в ее жизни происходит само собой, а потом добавила, что и смерть эта произошла без ее участия... (?!) Однако же я вернул ее к замыслу написать в воображении портрет дорого человека и хотя бы сейчас это дело довести до конца. Она согласилась и мы увлеченно трудились над изображением важного человека. Вначале она творила маслом, потом увлеклась пастелью... В конце концов я убедил ее, что графически получается более естественно, потому что точнее выражает характер человека. Она удивилась такой точной интерпретации, согласилась со мной с удовольствием. Потом мы писали другие портреты, вспоминали их совместное прошлое и она все видела в графическом изображении...
Я здесь намеренно опустил большое количество других нюансов, чтобы осталось место для иллюстрации исключительно техники работы с субмодальностями. Хочу сказать обязательно, что результат был достигнут не только благодаря использованию указанной техники, а вкупе с другими возможностями манипулирования сознанием. На следующей нашей встрече она рассказала, что увлеклась всерьез графикой, что написала портрет дорогого ей человека, который покажет мне, если я захочу, и что ночью спит без пробуждения, однако не как раньше — по восемь часов. Теперь ей хватает шести.


И другой случай.
Это был мужчина возраста сорока лет, или около того. Он пришел с диагнозом депрессия, с чем мне пришлось сразу непременно согласиться, чтобы не лишать его чувства последовательности в борьбе с болезнью: первый доктор ставит диагноз и отправляет восвояси — лечиться медикаментозно; второй терапевтирует долго и в конце, после небольшого конфликта, предлагает найти другого доктора... Теперь надо разобраться, что означает для этого человека такое модное и загадочное, важное и многозначительное слово «дЭпрЭссия»?
Здесь, конечно же, не стану описывать длительный скрупулезный исследовательский процесс, благодаря которому он постепенно потерял все свое трепетное отношение к дЭпрЭссии и увлекся исключительно одним эпизодом в своей жизни — это когда он подходит к зданию, в котором работает. Он вдруг снова пережил «какую-то непонятную внутреннюю дрожь», невероятное желание бежать прочь — куда глаза не глядят — «хоть в Неву, хоть об стенку». Зациклив его на этом визуальном ряде, я предложил надеть воображаемые очки — посмотреть на все в темных очках; а разве кто усомнится в том, что если сам плохо видишь окружающее, то и окружающие тебя плохо видят, или могут вообще не заметить... Он ухмыльнулся, но согласился, что вечером, особенно в холодную пору года, когда выходит с работы, всегда темно... и спокойно... на душе. Но ведь зимой и по-утрам бывает темно? Он согласился, все пребывая в мире своих грез. Он согласился, что зимой почему--то легче ходить на работу. Вот тут я ему и предложил вспомнить все, что было связано с этой работой. И он сказал, что вспомнить нечего, потому что «это сплошной мрак». Несмотря на такой неутешительный вывод, он... порозовел, как подросток в предвкушении уикенда без родителей... Тут я себе позволил подсунуть ему вымышленные собственные воспоминания о недавней поездке в те места, о которых говорят много в привязке к модникам сегодняшнего времени, которые могут скучать от скуки больше, чем от безделья... Он заулыбался, а в конце мы просто поболтали о прошлом, когда можно было «не зависеть от условностей». Трудно понять, что именно он вкладывал в это слово «условность», но во всяком случае не то же, что в Депрессию. В результате этой незатейливой беседы он спешно уволился с этой работы, потому что в это же день созвонился со старым приятелем, которого вспомнил после нашей встречи, и тот предложил ему другую работу...
Вот такая вот «субмодальность» в сорок лет может cлучиться...

                                                   ___________________________
       Азарян Александр
azaryan@bk.ru  http://azaryan.name

Сколько будет дважды два…

Ну что можно сказать отцу  десятилетнего парня про то, почему пацан врет по поводу и без повода? Врет не из интереса к искусству лжи, а просто – чтобы выжить, чтобы хоть на некоторое время отсрочить непременную ругань и назидание! Врет, чтобы верить в собственные фантазии, а потом принять наказание за этот смертный грех!
--…Я заправляю постель мамы,- говорит парень, а потом спешит уточнить, -  когда она уходит на работу. Она торопится и не успевает.
[Читать дальше]-Ты ждешь от меня похвалы? Или разоблачения? Я ведь могу спросить сейчас твоего отца…. Ты и вправду заправляешь постель своей матери?
-Нет.
-А зачем ты придумываешь все это? Стой, разреши мне отгадать: ты это делаешь, чтобы тебя похвалили, потому что потом непременно – все равно - будут ругать. Так?
Ну естественно, что ребенок кивает. А я восторгаюсь, но не завидую, и читаю про себя здравницу в адрес всех людей, которые посвящают свою жизнь педагогике.
-Значит, когда ты по телефону говоришь матери, что получил пятерку, тогда как схлопотал двойку, ты ведь буквально… фантазируешь, чтобы тебя похвалили, зная точно, что ругать станут… потом. Смешно, да? Ведь легче получить хорошую оценку, чтобы не пришлось фантазировать…
Он опять кивает.
-Надо только уроки сделать.
Кивает.
-А делать не хочется.
Кивает.
-Легче врать.
Кивает.
-Вот если бы с тебя спрашивали каждый раз и ты бы знал, что не отвертеться будет; вот если бы с тобой вместе делали уроки… Ты ведь не представляешь, как можно организовать время, отведенное на домашнее задание. Так?
Кивает.
-Ты хочешь я тебе расскажу про это?
Кивает.
И я рассказываю. Он с любопытством слушает, на мои вопросы отвечает толково; он готов соглашаться со мной, лишь бы я не стал похожим на взрослого человека. Мы договариваемся, что то же я расскажу и  его отцу, более того, когда я ему разъясняю, что не останется у него лазеек после того, как с него начнут спрашивать каждый раз и каждый день, он соглашается.
-Ты понимаешь, что тебе надо самому требовать, чтобы тебя контролировали. Так?
Кивает…
-А теперь расскажи все, что здесь произошло и что ты понял с моих слов.
И, удивительно,  он толково рассказывает, а с некоторыми моими поправками вообще получается великолепно! Он усвоил весь "материал"!
Задаю последний вопрос:
-Чем отличается это наше общение от совместного с отцом приготовления уроков?
Он пожимает плечами.
-Вот и я не знаю. Наверное, ничем. Надо только мне теперь с отцом твоим договориться, чтобы он научил тебя учиться и делать уроки, а потом контролировал. Всего-то делов. И тебе ничего не останется, как учиться хорошо. Если ты знаешь весь материал, почему ты не ответишь на вопрос учительницы?
Он пожимает плечами.
-Ты не ответишь на вопрос, сколько будет дважды два?
Он кивает и говорит вслух:
-Четыре.
-А почему тебе приходилось врать?
Он думает и… отвечает (!) :
-Чтобы меня похвалили.
-Потому что, - продолжаю я, - тебя все равно будут ругать.
И он кивает, внимательно смотрит мне в глаза и… как-то осторожно улыбается…
А мне остается только с отцом его потолковать о том, что так удачно получилось разъяснить его сыну.

 

Частный извозчик

Недавно пришлось "проголосовать" за частного извозчика. Остановился логан серебристо цвета. За рулем парень лет двадцати пяти – улыбчивый, вроде бы веселый, если с первого взгляда, но когда поехали, буквально после нескольких светофоров насторожила манера вождения: есть лихачи, есть быки, есть блондины и есть такие, как этот. Даже расстояние в сотню метров между светофорами он преодолевал, максимально давя на газ, чтобы спустя несколько секунд, передернув рычаг управления скорости как затвор винтовки, затормозить, да так, чтобы пассажир уперся ногами в пол, а если не успеет сообразить – грудью в ремень.
Я не выдержал и спросил его, доплачивает ли фирма Рено за дополнительные испытания автомобиля? Парень вроде даже улыбнулся, – значит принял мои слова за проявление юмора, - сказал, что машина хорошая, "ноская", и что скоро он ее продаст.
- А что так? Деньги появились на новую? – спросил я.
Он кивнул, потом пожал плечами; коротко посмотрел на меня, и снова надавил на педаль акселератора: тут я приметил, как смешно меняется выражение его лица, как искривляется рот, будто он хочет дунуть в сторону, и как закатываются на мгновение глаза, будто он испытывает экстаз. Все-таки странный парень – креативный, надо сказать.
- А эту, видать, подарили? – спросил я.
--А как догадались? Да. Мамин подарок. Но как догадались?
[Читать дальше]- Ничего сложного, -  отвечал я. – Эта машина - еще новая, в ней есть еще ресурс, а расставаться приходится, при этом не хочется отдавать хорошее кому-то, хочется выжать изматчасти все, что получится. Вы бы ее об стенку стукнули, но тогда она потеряет в цене, да и сами себя вы не поймете. Вот и приходится давит на газ, чтобы потом давить на тормоз. Верное решение, очень даже верное… - завершил я свои заключения и посмотрел на него так, как будто мы были с ним закадычными друзьями.
-Да, – закивал он. – Иногда мне кажется, что у нее оторвутся колеса. Я специально купил такую резину, которая буквально приклеивается к асфальту. И мотор у нее после четырех тысяч тянет как бешенный… Хорошая машина, но бюджетная…
- А следующая какой будет? – полюбопытствовал я.
- Следующая – японка!
- Да, японка – это круто! В кредит, не иначе?
- В кредит, но не всю сумму. Эту продам.
- То, что от нее останется, - уточнил я, - после того, как поездите по принципу "газ в пол – тормоз в пол".
Он заулыбался – эдак злорадно, как Дятел - герой американский мультика.
А я продолжил вслух свои "размышления":
- Представляете, кому-то пришлось погибнуть в молодости, не израсходовав окончательно свое тело… Лучше на голову кирпич, как колеса об асфальт, лишь бы другому не досталось… И это правильно!
Он помолчал секунду, посмотрел на меня, потом снова заулыбался, сказал:
-А я своей головой унитаз разбил… в юности,  - и показал мне пальцем на свой лоб – на то место, где виднелся шрам.
- Кому-то повезло, что мозг не пересаживают… - сказал я.
- Ага. Точно! Пробитую бОшку на запчасти не разберешь! Я считаю, что всякая вещь должна.., ну, как бы, себя израсходовать! А то что получается, сердце молодого человека отдадут старику, чтобы тот жил долго, почки там, еще что-то…
- Важно – за сколько… - пояснил я.
- Дорого, наверное? – с каким-то заискиванием спрашивал этот молодой человек, и вместе с тем в глазах его блеснул металл злобы.
Я закивал, будто был экспертом в трансплантологии…
Он отреагировал по-современному:
- Вот суки!..
.